Электронная библиотека

-- Ну, что там считать,-- отвечал, вставая, Константинов и подошел к группе, сидевшей во главе стола.

Рядом с Иваном Фабиановичем помещался барон Кнопф, первый воспитанник, вышедший с золотою медалью; несколько других, преимущественно из благонравных, окружали их.

-- Вы, господа, меня довольно знаете,-- говорил воспитатель, вытирая клетчатым платком лицо и лысину,-- я никогда вам не льстил и теперь скажу правду: напрасно вы директора не пригласили на обед. Он хороший, очень хороший человек.

-- Да мы были бы очень рады пригласить его, Иван Фабианович,-- отвечал Кнопф,-- но многие были против него за то, что он сбавил три балла из поведения Козликову. Тот вышел двенадцатым классом...34

-- Это жаль, очень жаль, но Козликов сам виноват: он получил шестерку из уголовного права; директор тут ни при чем.

-- Не кривите душой, Иван Фабианович! -- сказал подошедший в это время Константинов.-- Вы знаете очень хорошо, что Козликов перестал заниматься оттого, что ему все равно не хватило бы баллов на десятый класс. Нет, уж вы не оправдывайте директора. За два месяца до выпуска сбавил три балла, да еще за какой вздор: за курение,-- это черт знает что!

Козликов, о котором шла речь, сидел один на противоположном углу стола и даже не прислушивался к тому, что о нем говорили. Целых два месяца козликовская история была у всех на устах, но ему от этого не было легче. Отец у него был очень строгий и, узнав о том, что сын выходит двенадцатым классом, запретил ему показываться на глаза. Теперь Козликов занимался тем, что беспрестанно подливал в свою чашку кофе и отпивал большими глотками. Константинов подсел к нему.

-- Ну, что, козленок, нюни распустил? Все перемелется,-- поверь мне.

-- Нет, голубчик Андрюша, для меня не перемелется,-- такой я уж несчастный человек.

-- Знаешь что, козленок, поедем с нами завтра на Дунай; отличишься на войне, так и Кнопфа перегонишь.

-- Ах, как бы это было хорошо, Андрюша! Да нет, это невозможно, у меня и денег нет ни копейки.

-- Вот вздор какой! Коли для трех довольно, так и четвертому хватит. Приедем к дяде, он тебя прямо в свой полк примет.

-- Спасибо тебе, Андрюша, только это невозможно: отец проклянет меня; я совсем несчастный человек.

-- Ну, как хочешь, только помни одно: если слишком скверно будет, пиши ко мне или приезжай прямо. Я все устрою...

Константинов налил два стакана, чокнулся и облобызался с Козликовым и пошел дальше к группе, в которой ораторствовал Горич. Между тем татары убрали со стола посуду и пустые бутылки и внесли громадную чашу для жженки. Иван Фабианович перешел со своей компанией к фортепиано, у которого уже сидел цветущий и радостный Сережа Брянский и напевал вполголоса:

J'etais lorette, j'etais coquette,

Mais qu'ils sont loin, mes beaux jours d'autrcfois!

La republique democratique

A detrone les reines et les rois! {*}

{* Я была лореткой, я была кокеткой,

Но как далеки эти прекрасные дни!

Демократическая республика

Свергла королев и королей! (фр.).}

-- Нет, Горич, уши вянут от того, что ты говоришь,-- раздался голос Константинова.-- Господа, послушайте: Горич уверяет, что единственной целью нашей жизни должна быть карьера...

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки