Электронная библиотека

Афанасий Иванович не захотел спорить с влиятельным предводителем и предложил ему посмотреть на выводку лошадей. Пришлось переселиться на другой балкон, выходивший на большой двор, усыпанный песком и щебнем. Марья Петровна смотрела на эти выводки как на необходимое, но тяжкое зло; она говорила, что все лошади, но ее мнению, на одно лицо, и что все кучера притворяются, будто еле могут их сдерживать. Выводка перед балконом была со стороны Дорожинского уступкой для Марьи Петровны: он предпочитал водить гостей к конюшням.

-- У вас большой завод, Афанасий Иванович? -- спросил Сережа, с детства знавший толк в лошадях.

-- Не то чтобы большой, а так, есть кое-какие лошаденки,-- отвечал тот с ложным смирением.

-- Да, да, рассказывайте!-- воскликнул Койров.-- Я столько слышал про ваш завод, что, по правде сказать, только для того и приехал к вам, чтобы посмотреть...

Дорожинский мог бы обидеться за эти слова, но они доставили ему такое удовольствие, что он даже не в силах был скрыть его и самодовольно улыбнулся.

Выводка началась со ставки трехлеток, сначала серых и вороных, а потом караковых, гнедых и рыжих. Соблюдалась постепенность относительно роста: самые большие приберегались под конец. Потом перешли к заводчикам и маткам. Афанасий Иванович зорко всматривался в гостей при каждой новой выводке. Если они сейчас же начинали восхищаться, он только мотал головой в знак согласия и скромно прибавлял: "от Вязочура и Стрелки" или: "этот заводчик Шишкинский"; если же гости медлили с похвалами, он не выдерживал характера и восклицал сам: "какая сухость! что за нога!" или: "прошу обратить внимание на подпругу, кость". Если особенно хвалить лошадь было невозможно, Афанасий Иванович напирал на ее породистость или резвость.

-- Этот Атласный ведь сын знаменитого Лебедя, и представьте себе, что уже теперь он четвертушки делает без двух.

-- Какие четвертушки? Что это значит, Наташа? -- спросила шепотом Марья Петровна.

-- Ах, ma tante, как же вы этого не понимаете? Это значит, что лошадь делает четверть версты в минуту без двух секунд.

По поводу Атласного Сережа упомянул с похвалой о малининском заводе, бывшем верстах в тридцати от Троицкого.

-- Полноте, полноте, князь! -- воскликнул с укором Афанасий Иванович,-- какой же это завод! При покойном Петре Гавриловиче Малинине у них, бесспорно, были хорошие лошади, а теперь ничего не осталось. Я в прошлом году заезжал туда и видел пресловутого Полкана, которым они так гордятся. Ну да, конечно... он элегантен, видна верховая кровь, но в нем тела мало, да и спины нет. Впрочем, вся эта порода -- бесспинная.

Сережа счел долгом заступиться за малининский завод, очень популярный в северных уездах Змеевской губернии. Это привело Афанасия Ивановича в крайнее раздражение, которое обрушилось на конюха, выводившего в эту минуту рослого рыжего жеребца.

-- Васька, отчего Луч плохо вычищен? -- произнес он спокойным, но строгим голосом, подходя к лошади.

Васька побледнел и выпустил несколько невнятных слов.

-- Разве так чистят? Ты даже не выбрал из-под копыта... Позвать мне Семена!..

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки