Электронная библиотека

-- Ну, довольно, довольно, Оля, прости меня, если я тебя огорчил, но мнения моего ты не переменишь... Борька! -- воскликнул он вдруг, чтобы переменить разговор,-- на кого ты похож?

-- Я похос на маму,-- отвечал Боря, отрываясь от котлетки.

-- А мама на кого похожа?

-- Мама похоза на дедуску.

-- А дедушка на кого похож?

Два первые вопроса, вероятно, предлагались Боре не раз, а потому он отвечал на них бойко. Но третий вопрос застал его врасплох. Внимательно посмотрев на князя, он после некоторого раздумья отвечал:

-- Дедуска похос на обезьяну.

-- Ах, какой стыд! ах, какой срам! -- закричала няня, всплеснув руками.-- Разве можно так говорить? Ты должен сказать: я дедушку люблю и почитаю больше отца родного, а ты вдруг: на обезьяну! Ну, осрамил ты меня, Боренька, на старости лет!

Но дедушка заливался громким, веселым смехом.

-- Молодец, Борька, правду сказал, не слушай няньку! Ты великий сердцеведец: дедушка твой именно обезьяна, старая, негодная обезьяна.

Боря обратил к няне свои серьезные глаза.

-- Видись, няня, я казал тебе, дедуска похос на обезьяну. В новом порыве негодования няня схватила на руки великого

сердцеведца и унесла его из кабинета.

В это время в спальне княгини, куда она после завтрака увела Приидошенского, происходил следующий разговор.

-- Как же, благодетельница, с Лаптевым? Он мне прямо сказал, что подаст ко взысканию, если я не привезу процентов.

-- Да откуда же я возьму денег? К мужу приступиться нельзя. Если бы третьего дня Христина Осиповна не выклянчила у него триста рублей, я бы не знала, как и обернуться.

-- Да вы, благодетельница, рассчитывали на симбирское имение.

-- Приезжал приказчик на прошлой неделе, привез, говорят, восемь тысяч, да я, на грех, в тот день поздно встала. А князь, как узнал, что приказчик тут, потребовал его в кабинет, отобрал все деньги и велел сейчас же ехать обратно в Симбирск. Когда я проснулась, его и след простыл.

-- Да-с, это штучка. Что же князь Борис Сергеевич делает с деньгами?

-- Прячет, все прячет в свой письменный стол; там у него десятки тысяч лежат, а тут плати проценты...

-- Не отдает ли он денежки Ольге Борисовне?

-- Нет, Оля сказала бы, она не такая. Да, Тимофеич, каждый день с ним все труднее и труднее жить. Какие-то капризы, странности. Сегодня, ты слышал, зачем-то Угарова потребовал...

-- А вот, благодетельница, к слову сказать: не прозевайте этого женишка для княжны, как прозевали Кублищева для Ольги Борисовны...

-- Какого женишка? Угарова? Да он, кажется, и не богат совсем.

-- Ну нет, матушка, у Марьи Петровны Угаровой денег куры не клюют, да и имение богатейшее, и сын один. Владимир Николаевич, пожалуй, будет со временем самый богатый жених в губернии.

Княгиня задумалась.

-- Как же, благодетельница, насчет Лаптева?

Переговоры насчет Лаптева кончились тем, что Приидошенский обязался внести проценты и, сверх того, дал княгине несколько пятидесятирублевых серий, а княгиня подписала "заемное письмецо", которое у Тимофеича было заготовлено на всякий случай.

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки