Электронная библиотека

у меня нет, но я не имею даже того, что имеет каждый столоначальник, то есть спокойного домашнего очага... Я не могу пожаловаться на свою жену, это во многих отношениях достойная женщина, но у нее столько причуд, столько капризов, такие странные мысли... Образчик ее воззрений вы слышали сегодня утром, а меня она каждый день угощает чем-нибудь в этом роде. Но это бы еще куда ни шло, а главное -- се qui me rend la vie dure {что делает трудной мою жизнь (фр.).},-- это ее невыносимый деспотизм. Ведь она следит за каждым моим шагом, она...

-- Мне кажется, граф, что вы преувеличиваете,-- остановил его Горич, боявшийся, что граф, под влиянием вина, пустится в признания, в которых потом сам раскается.-- Мы говорили с вами о Висягине...

-- Нет, позвольте, mon cher, я не преувеличиваю нисколько, я даже многого не хочу говорить. Но чтоб вы видели, в каком я положении, расскажу вам, так и быть, один факт. Вот мы с вами обедали у Дюкро, а где я сегодня обедал официально, как вы думаете? В Царском Селе.

-- Отчего в Царском Селе?

-- Оттого, что скажи я, что обедаю у Дюкро, особенно с вами, она ни за что бы меня не пустила, и я должен был ехать в своей карете сначала на царскосельскую машину90, а оттуда в извозчичьей карете сюда. Ну, разве это не унизительно?

-- Право, граф, вы смотрите в увеличительное стекло. Конечно, графине, может быть, приятнее, что вы в Царском у вашего племянника...

-- Как, у Алеши? Оборони бог! К Алеше она бы пустила меня еще менее. Я должен был ей сказать, что еду к Петру Петровичу. Вы знаете, что Петр Петрович вышел в отставку и будирует правительство. В старину les mecontents {недовольные (фр.).} поселялись обыкновенно в Москве, где представляли известную силу, имели prestige {престиж (фр.).}. Но теперь времена не те, да и состояние у него не такое, чтобы можно было faire figure {занимать видное положение (фр.).} в Москве. Там для этого им большое состояние нужно или разве уж такие заслуги, как у Ермолова...91 Вот Петр Петрович переселился в Царское Село, будирует оттуда и составляет оппозицию.

-- Но отчего же графиня одобряет ваши поездки к Петру Петровичу? Сколько я знаю, у нее воззрения крайне консервативные и не допускают никакой оппозиции...

-- Вот этого, mon cher, я и сам понять не могу. Назвал кто-то Петра Петровича: le venerable exile {почтенный изгнанник (фр.).} -- с тех пор это и пошло в ход. А какой же он exile, когда каждую субботу ездит в Петербург и обедает в Английском клубе? Все к нему ездят в Царское на поклонение и, как говорит моя супруга: "c'est bien vu dans le monde" {быть на хорошем счету в обществе (фр.).}. А кем это -- bien vu, почему bien vu,-- кто их разберет.

-- Чем же занимается Петр Петрович в Царском?

-- Он пишет мемуары, и в этом -- entre nous soit dit -- весь секрет его успеха. Всякий думает: "а ну, как он отшлепает меня в своих мемуарах?" -- и спешит задобрить его на всякий случай. А Петр Петрович, когда захочет отшлепать, сумеет это сделать, да и вообще умеет заставить почитать себя. В клубе ему теперь такое почтение оказывают,

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки