Электронная библиотека

ворвалась ко мне в тот же вечер. На третий день доктора нашли у меня

воспаление в легких со всевозможными осложнениями и объявили, что больше

двух дней я не проживу. Но до 28-го февраля было еще далеко, а раньше я

умереть не мог. И вот началась та утомительная агония, которая сбила с толку

стольких ученых мужей. Я то поправлялся, то заболевал с новой силой, то

мучился, то переставал вовсе страдать, пока, наконец, не умер сего дня по

всем правилам науки в тот самый день и час, которые мне были назначены для

смерти с минуты рождения. Как добросовестный актер, я доиграл свою роль, не

прибавив, не убавив ни одного слова из того, что мне было предписано автором

пьесы. Это более чем избитое сравнение жизни с ролью актера приобретало для

меня глубокий смысл. Ведь если я исполнил, как добросовестный актер, свою

роль, то, вероятно, я играл и другие роли, участвовал и в других пьесах.

Ведь если я не умер после своей видимой смерти, то, вероятно, я никогда не

умирал и жил столько же времени, сколько существует мир. То, что вчера

являлось мне, как смутное ощущение, превращалось теперь в уверенность. Но

какие же это были роли, какие пьесы?

Я начал искать в моей протекшей жизни какого-нибудь ключа к этой

загадке. Я стал припоминать поражавшие меня в свое время сны, полные

неведомых мне стран и лиц, вспоминал разные встречи, производившие на

меня непонятное, почти мистическое впечатление. И вдруг я вспомнил про

замок Ларош-Моден.

III

Это был один из самых интересных и загадочных эпизодов моей жизни.

Несколько лет тому назад мы, ради здоровья моей жены, провели почти полгода

на юге Франции. Там мы, между прочим, познакомились с очень симпатичным

семейством графа Ларош-Модена, который однажды пригласил нас в свой замок.

Помню, что в тот день и жена, и я были как-то особенно веселы. Мы ехали

в открытой коляске; был один из тех теплых октябрьских дней, которые

особенно очаровательны в том краю. Опустелые поля, разоренные виноградники,

разноцветные листья дерев - все это под ласковыми лучами еще горячего солнца

приобретало какой-то праздничный вид. Свежий бодрящий воздух располагал

невольно к веселью, и мы болтали без умолку всю дорогу. Но вот мы въехали во

владения графа Модена, и веселость моя мгновенно исчезла. Мне вдруг

показалось, что это место мне знакомо, даже близко, что я когда-то жил

здесь... Это ощущение, какое-то странное, ощущение неприятное и щемящее

душу, росло с каждой минутой. Наконец, когда мы въехали в широкую avenue,

которая вела к воротам замка, я сказал об этом жене.

- Какой вздор! - воскликнула жена. - Еще вчера ты говорил, что даже в

детстве, когда ты с покойной матушкой жил в Париже, вы никогда сюда не

заезжали.

Я не возражал, мне было не до возражений. Воображение, словно курьер,

скакавший впереди, докладывало мне обо всем, что я увижу. Вот широкий двор

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18
(C) 2009 Электронные библиотеки