Электронная библиотека

Настасья говорила правду. Произошло это так. Всю последнюю ночь жена

провела у моей постели и, почти не переставая, плакала. Это меня истомило

вконец. Рано утром, чтобы дать другое направление ее мыслям, а главное,

чтобы попробывать, могу ли я явственно говорить, я сделал первый пришедший

мне в голову вопрос: родила ли Настасья? Жена страшно обрадовалась тому, что

я могу говорить, и спросила, не послать ли за знакомой акушеркой Софьей

Францевной. Я отвечал: "Да, пошли". После этого я, кажется, действительно

уже ничего не говорил, и Настасья наивно думала, что мои последние мысли

были о ней.

Ключница Юдишна перестала, наконец, голосить и начала что-то

рассматривать на моем письменном столе. Савелий набросился на нее с

ожесточением.

- Нет, уж вы, Прасковья Юдишна, княжеский стол оставьте, - сказал он

раздраженным шепотом, - здесь вам не место.

- Да что с вами, Савелий Петрович! - прошипела обиженная Юдишна. - Я

ведь не красть собираюсь.

- Что вы там собираетесь делать, про то я не знаю, но только пока

печати не приложены, - я к столу никого не допущу. Я недаром сорок лет

князю-покойнику служил.

- Да что вы мне вашими сорока годами в глаза тычете? Я сама больше

сорока лет в этом доме живу, а теперь выходит, что я и помолиться за

княжескую душу не могу...

- Молиться можете, а до стола не прикасайтесь... Люди эти, из уважения

ко мне, ругались шепотом, а между тем я явственно слышал каждое их слово.

Это меня страшно удивило. "Неужели я в летаргии?" - подумал я с ужасом. Года

два тому назад я прочитал какую-то французскую повесть, в которой подробно

описывались впечатления заживо погребенного человека. И я усиливался

восстановить в памяти этот рассказ, но никак не мог вспомнить главного, т.

е. что именно он сделал, чтобы выйти из гроба.

В столовой начали бить стенные часы; я сосчитал одиннадцать. Васютка,

девочка, жившая в доме "на по бегушках", вбежала с известием, что пришел

священник и что в зале все готово. Принесли большой таз с водой, меня

раздели и начали тереть мокрой губкой, но я не почувствовал ее

прикосновения; мне казалось, что моют чью-то чужую грудь, чьи-то чужие ноги.

"Ну, значит, это не летаргия, - соображал я, пока меня облекали в

чистое белье, - но что же это такое?"

Доктор сказал: "все кончено", обо мне плачут, сейчас меня положат в

гроб и дня через два похоронят. Тело, повиновавшееся мне столько лет, теперь

не мое, я несомненно умер, а между тем; я продолжаю видеть, слышать и

понимать. Может быть, в мозгу жизнь продолжается дольше, но ведь мозг тоже

тело. Это тело было похоже на квартиру, в которой я долго жил и с которой

решился съехать. Все окна и двери открыты настежь, все вещи вывезены все

домашние вышли, и только хозяин застоялся: перед выходом и бросает

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18
(C) 2009 Электронные библиотеки