Электронная библиотека

что мои внутренние очи читали только страницы зла и горя. Конечно, бывали в

моих существованиях и радостные дни, но, вероятно, их было немного, потому

что они забылись и потонули в море всяких страданий. А если это так, то к

чему же самая жизнь? Нельзя же предположить, что жизнь устроена для одного

страдания. Есть ли у нее какая-нибудь другая конечная цель? Вероятно, есть,

но узнаю ли я ее когда-нибудь?

Ввиду этого незнания мое теперешнее положение, т. е. состояние

безусловной неподвижности и покоя, должно бы было мне казаться верхом

блаженства. А между тем из всего этого хаоса неясных воспоминаний и

отрывочных мыслей начало у меня выделяться одно странное чувство: меня

потянуло опять в ту юдоль мрака и скорби, из которой я только что вышел. Я

старался заглушить в себе это ощущение, но оно росло, крепло, побеждало все

доводы, - и, наконец, перешло в страстную, неудержимую жажду жизни.

VIII

О, только бы жить! Я вовсе не прошу продолжения моего прежнего

существования, мне все равно, чем родиться: князем или мужиком, богачом или

нищим. Люди говорят: "Не в деньгах счастье" - и, однако, считают счастьем

именно те блага жизни, которые приобретаются за деньги. Между тем счастье не

в этих благах, а во внутреннем довольстве человека. Где начинается и где

кончается это довольство? Все сравнительно, все зависит от горизонта и от

масштаба. Нищий, протягивающий руку за грошом и получающий от неизвестного

благодетеля рубль, испытывает, быть может, большее удовольствие, нежели

банкир, выигрывающий неожиданно двести тысяч. Я и прежде так думал, но

утвердиться в этих мыслях мешали мне предрассудки, внушенные с детства и

признававшиеся мной за аксиомы. Теперь эти миражи рассеялись, и я вижу все

гораздо яснее. Я, например, страстно любил искусство и думал, что чувство

красоты доступно только людям культурным, богатым, а без этого элемента вся

жизнь казалась мне слишком скудной. Но что такое искусство? Понятия об

искусстве так же условны, как понятия о добре и зле. Каждый век, каждая

страна смотрят на добро и зло различно; что считается доблестью в одной

стране, то в другой признается преступлением. К вопросу об искусстве, кроме

этих различий времени и места, примешивается еще бесконечное разнообразие

индивидуальных вкусов. Во Франции, считающей себя самой культурной страной

мира, до нынешнего столетия не понимали и не признавали Шекспира: таких

примеров можно вспомнить много. И мне кажется, что нет такого бедняка,

такого дикаря, в которых не вспыхивало бы подчас чувство красоты, только их

художественное понимание иное. Весьма вероятно, что деревенские мужики,

усевшиеся в теплый весенний вечер на траве вокруг доморощенного балалаечника

или гитариста, наслаждаются не менее профессоров консерватории, слушающих в

душной зале фуги Баха.

О, только бы жить! Только бы видеть человеческие лица, слышать звуки

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18
(C) 2009 Электронные библиотеки