Электронная библиотека

Савелий не окончил фразы, потому что на лестнице раздался сильный

звонок, и Васютка вбежала с известием, что приехала графиня Марья

Михайловна. Зала мгновенно опустела.

Марья Михайловна - тетка жены, очень важная старуха. Она медленными

шагами подошла ко мне, величественно помолилась и хотела приложиться ко мне,

но передумала и несколько минут трясла надо мной своей седой головой,

покрытой черным убором наподобие монашеского, после чего, почтительно

поддерживаемая компаньонкой, направилась в комнату жены. Через четверть часа

она воротилась, ведя, в свою очередь, мою жену. Жена была в белом ночном

капоте, волосы у нее были распущены, а веки так распухли от слез, что она

едва могла открывать глаза.

- Voyons, Zoe, mon enfant, - уговаривала ее графиня, - soye ferme. (Ну

же, Зоя, дитя мое. Будьте стойкой). Вспомни, сколько я перенесла горя,

возьми на себя.

- Oui, ma tame, je serai ferme (Хорошо, тетя, я буду стойкой), -

отвечала жена и решительными шагами подошла ко мне, но, вероятно, я сильно

изменился за ночь, потому что она отшатнулась, вскрикнула и упала на руки

окружавших ее женщин. Ее увели.

Жена моя, несомненно, была очень огорчена моей смертью, но при всяком

публичном выражении печали есть непременно известная доля театральности,

которой редко кто может избежать. Самый искренно огорченный человек не может

отогнать от себя мысль, что другие на него смотрят.

Во втором часу стали съезжаться гости. Первым вошел высокий еще не

старый генерал, с седыми закрученными усами и множеством орденов на груди.

Он подошел ко мне и тоже хотел приложиться, но раздумал и долго крестился,

не прикладывая пальцев ко лбу и груди, а размахивая ими по воздуху. Потом он

обратился к Савелию:

- Ну, что, брат Савелий, потеряли мы нашего князя?

- Да-с, ваше превосходительство, сорок лет служил князю и мог ли я

думать...

- Ничего, ничего, княгиня тебя не оставит. И, потрепав по плечу

Савелия, генерал пошел навстречу маленькому желтому сенатору, который, не

подходя ко мне, прямо опустился на тот стул, на котором ночью спал Савелий.

Кашель душил его.

- Ну, вот, Иван Ефимьга, - сказал генерал, - еще у нас одним членом

стало меньше.

- Да, с Нового года это уж четвертый.

- Как четвертый? Не может быть!

- Как же "не может быть"? В самый день Нового года умер Ползиков, потом

Борис Антоныч, потом князь Василий Иваныч...

- Ну, князя Василия Иваныча считать нечего, он два года не ездил в

клуб.

- Однако он все-таки возобновлял билет.

- Ползиков тоже был стар, но князь Дмитрий Александрыч. Помилуйте, в

цвете лет и сил, человек здоровый, полный жизни...

- Что делать! "Не весте бо ни дне, ни часа..."

- Да, это все отлично! Но весте, не весте, - это так, а все-таки обидно

уезжать вечером из клуба и не быть уверенным, что на другой день опять там

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18
(C) 2009 Электронные библиотеки